Ссылки Гостевая книга Контакт Артисты Релизы Новости Архив новостей Лейбл Сергея Шнурова - «ШнурОК»
RSS
Новости

«Ленинград» — «Хлеб» | 6 декабря 2005 | Рецензии | Версия для печати

Песни дороги жизни
Уникальная продукция от ЗАО „Ленинград“

Новый альбом Сергея Шнурова носит лаконичное название „Хлеб“. На первый взгляд персонаж, с упорством маньяка отстаивающий свое право на место главного анфан террибля российской поп-культуры, в очередной студийной работе демонстрирует лишь завидную верность своему эпатажному курсу. Но внимательное прослушивание альбома позволяет сказать, что не все с этим „Хлебом“ так уж просто.

Кажется, Шнуров, или в просторечии просто Шнур (пластинка, кстати, выпущена его собственным лейблом „ШнурОК“), в последнее время сочинял, пел, матерился и иными способами попирал основы общественной морали как-то уж слишком вымученно, будто из-под палки. Что, впрочем, вовсе не удивительно для человека, сделавшего столь невероятную исполнительскую карьеру.

На впечатляющий подъем от статуса подзаборных маргиналов к вершинам капиталистического лоска и глянца группе „Ленинград“ понадобилось от силы года два-три (и в этом смысле ее историю можно уподобить разве что карьере других охальников-миллионеров из коллектива The Sex Pistols). Поэтому те жесткие объятия гламура, в кои стремительно и, надо полагать, все же неожиданно для себя попал Сергей Шнуров, вполне естественным образом превратились в обручи, намертво сковывающие любой искренний порыв.

Сегодня группы „Ленинград“ нет: она была официально распущена в 2001 г. Есть одноименная группировка, или даже ЗАО „Ленинград“, как обозначены исполнители „Хлеба“ в его выходных данных. И есть прирученный Шнуров — „этакий забавник“, непременный персонаж светской хроники, бойфренд Оксаны Акиньшиной, ведущий каких-то попсовых мероприятий, включенный в crazy menu куршавелевских развлечений.

Именно из всего этого он в своем новом альбоме сделал попытку вырваться, подобно Мопассану, который — говоря словами другого классика — „бежал от Эйфелевой башни“, что „давила ему на мозг своей пошлостью“.

Обложка альбома выдержана в старорежимных коричнево-желтых тонах и концептуально соответствующей им игре шрифтов. А само соединение понятий „Ленинград“ и „Хлеб“ неминуемо вызывает в сознании блокадные ассоциации. И те шестнадцать маленьких песен-ломтей (порой не песен даже, а музыкально-эмоциональных выплесков), которые тонко нарезает нам Шнур, становятся еще и красивой метафорой единственно возможной вещи за вычетом смерти и безумия, что дает надежду вырваться за сжимающееся кольцо пошлой блокады современности.

Именно поэтому на пластинке так много исторически уважаемого Шнуровым жанра кавер-версии: от уже порядком поистрепанной в радиоэфире „Свободы“ (вероятно, по этой причине звучащей здесь в несколько иной версии) до абсолютно „изыздевательского“, нахального и едкого парафраза на тему внезапных улучшений настроения у Евгения Гришковца. И до какого-то удивительно светлого и чистого (да-да!), по-мальчишески выспренного гимна под названием „Гитара“, где не всякое ухо сможет прослышать феерически транспонированную знаменитую мелодию Владимира Дашкевича из „Шерлока Холмса и Доктора Ватсона“.

Не все куски этой грубого помола буханки (слово „буханка“, впрочем, в городе-герое Ленинграде никогда не признавали) одинаково успешно тают в ушах. Некоторые из слишком уж нарочито „грязно“ записанных и кое-как сведенных песен встают в горле костью. Но есть в этом напропалую матерящемся, злобно шипящем альбоме и столь дорого стоящая искренность, и „русская тоска“. То есть именно то, за что мы некогда так горячо полюбили дикого, невозможного Шнурова.

Александр А. Вислов
Ведомости“. 06.12.2005, №229 (1510)